?

Log in

Предыдущие 10

29 янв, 2012

Абду-Селям Селяметов

(без темы)


Диктат времени

23.01.12.

Довольно часто в дискуссиях на тему о необходимости преобразования нашей жизни озвучивается мысль, обобщенный вариант которой можно выразить фразой – ВРЕМЯ  ДИКТУЕТ СВОИ ПРАВИЛА. Людей оказавшихся во власти этой мысли охватывает патологическая боязнь отстать от современных тенденций. Поэтому они всеми силами стремятся максимально соответствовать идеалам современности, ставшей сегодня синонимом развития, продвинутости, цивилизованности.

«Но разве это плохо, пользоваться достижениями цивилизации?» - спросит читатель. Нет, не плохо. Огромные преобразования, величайший прогресс в развитии предметного мира улучшающие качество нашей жизни можно только приветствовать Опасность  подстерегает нас в другом.

Дело в том, что всепроникающий характер изменений во времени, помимо предметного мира, охватывает еще и мир идеальный (от греч. «idea» — образ, идея), т.е. мир ценностей, взглядов, убеждений.  Действительно ли все изменения,  происходящие с течением времени оказывают на нашу жизнь позитивное воздействие?

 Представления  о ценностях различны у разных людей, социальных общностей, они изменяются со сменой поколений и эпох, зависят от многих обстоятельств  обусловленных  социальной средой и временем, в котором живет человек. Надо сказать, что принятие подобной точки зрения – путь исключительно тупиковый для нас – мусульман, так как основа мотивации социальных действий людей - их представления о   ценностях. Следует сказать, что при этом происходит подмена понятий и приоритетов. Благо - почти синоним "ценности", то, к чему стремится человек, то, что ему нужно, то, что имеет для него определенный положительный смысл. Возникает вопрос. Благо ли для нас принятие несовместимых с нашей религией критериев оценки поступков людей с точки зрения их допустимости или запрещенности? Благо ли для нас принятие в качестве эталона «цивилизованности»  свободный образ жизни, вседозволенность?

Сегодняшняя ситуация не выглядит обнадеживающей. Реальным результатом демократических «преобразований», насаждения культа индивидуализма, аморальности - стало изменение стереотипов поведения, разрушение самобытности нашего народа.  В таком обществе отсутствует место для действительных исламских ценностей. Один Аллах знает, каким еще изменениям подвергнется мораль, и какие еще уродливые формы она приобретет. Неужели мы, покорно следуя веяниям времени, не желая отставать от «современных тенденций», должны будем освоить ту новую мораль? Как когда то приняли нынешние ценности, чуждые и неприемлемые для наших предшественников.

Сегодня мы столкнулось, быть может, с наиболее острой проблемой – как сохранить нашу идентичность. Только обретя свой стержень, который не надо искать  где-то там, за морями, мы сможет возродиться и состояться как самобытный народ.

 Совершенно очевидно, что только религиозный  фактор может сыграть важную роль в оздоровлении  жизни общества.  Необходимо использовать имеющийся огромный потенциал Ислама - вечные ценности – неподвластные времени.

Что касается практической стороны этого вопроса, то разумеется возникает необходимость в специальных институтах для регуляции взаимоотношений внутри этого общества, основной из них - государство и созданная им система норм и правил поведения  людей. Но это не означает, что в условиях отсутствия государства основанного на исламских ценностях, мы должны сидеть сложа руки.

Исторический опыт и практика убедительно доказывает, что институт общественного мнения имеет не меньшее, а порой и большее, влияние на индивидуума чем закон, и неотвратимость наказания.  Человек, попадая под мощный пресс общественного мнения, не желая быть «белой вороной», за редким исключением, двигается по жизни в русле общественных норм и правил.

Следовательно, отдав все силы на формирование правильного общественного мнения, мы, иншаАллах, сможем решить целый комплекс проблем:  восстановить преемственность поколений, возродить идентичность, преградить путь ассимиляции и консолидировать наш народ.

А.Селяметов

aselaymetov@gmail.com

Абду-Селям Селяметов

(без темы)

Решение есть!

28.12.11

Весь мир  затаив дыхание наблюдает  за ситуацией в Европе стоящей на пороге кризиса. Обычно все беды в обществе принято оценивать экономическими категориями, хотя в действительности проблемы в экономике – это не единственный показатель упадка общества, не говоря  уже о нравах, царящих среди современных европейцев.

Все это заставляет задуматься об истинных причинах кризиса. И это естественно, поскольку любое явление имеет свою причину. Ну а если речь идет о модели обустройства общества, то следует возвратиться к рассмотрению идейных принципов, на которых эта модель базируется. По этому поводу есть очень меткое высказывание И.В.Гете: «Принято думать, что между крайними точками истина. Никоим образом! Между ними лежит проблема».  Для того, чтобы понять какое отношение это высказывание имеет к доктрине демократии, вспомним некоторые факты из истории.

Как известно, в средние века христианская церковь осуществляла тотальный контроль над общественной жизнью, что, в общем, и привело к весьма плачевным результатам. Основная причина этого заключается в том, что нормы жизни общества и принципы его функционирования, хотя и выдавались за «божественные», но в действительности были плодом человеческой мысли, а значит несовершенными.  Вследствие этого появилась целая плеяда мыслителей и ученых высказавших мысль о необходимости снижения деструктивной роли религии, или даже ее полного вытеснения из человеческой жизни. В результате, между сторонниками этой идеи с одной стороны и священниками и монархами с другой, разгорелся жаркий спор, закончившийся компромиссным решением. В итоге, влияние церкви было ограничено только лишь так называемой «духовной» сферой, а все остальные властные полномочия перешли к светской власти. Таким образом, церковь была отделена от государства, и такое явление получило название – секуляризм.

Здесь необходимо отметить одну очень важную деталь. Полемика, борьба и найденное компромиссное решение, все эти события имели место в христианской Европе и вследствие влияния на общество особенностей христианского вероучения. Соответственно, результаты этих событий должны были распространиться только в той среде, где они происходили. Но, например, в исламском государстве (Халифате), существовавшем в то время, не возникали даже предпосылки для зарождения мысли о разграничении светской и духовной власти, все дела в жизни мусульман осуществлялись в строгом соответствии с установлениями религии. ….

В настоящее время идея отделения религии от жизни трансформировалась в некое универсальное явление. То есть, начав экспорт этой идеи по всему миру, ее адепты уже ведут речь об отделении ни какой-то конкретной религии, а религии вообще как таковой, т.е. любой, хотя логично было бы в их случае говорить о христианстве.

Поэтому критику в адрес секуляризма необходимо рассматривать уже в этом новом контексте, т.е. не как призыв к возвращению Европы к своим христианским корням, а в контексте попытки найти и узаконить компромисс между двумя противоположностями: т.е. между религией, требующей признания существования Создателя ниспославшего законы для решения всех проблем человеческой жизни и последующего затем отчета, и полным отрицанием всего этого. Не иначе как абсурдом можно охарактеризовать то «нечто», которое находится посередине. Это похоже на выбор между добром и злом. Ты выбираешь либо одно – либо другое! Более того, уже изначально, сама постановка вопроса раскрывает несостоятельность этой попытки. Стремление изменить место некой вещи является косвенным признанием существования этой вещи, равно как и ее содержания, т.е. признание религии и всех ее постулатов.

Это является кратким разъяснением основного противоречия идеи секуляризма, которая и есть та самая «проблема, лежащая между  крайними точками». Вытеснив религию из жизни, человек взвалил на себя непосильную задачу учреждать законы, и поэтому  обречен порождать все новые и новые проблемы.

Сегодня все больше людей начинают понимать, что мир движется  не в том направлении, а вернее по замкнутому кругу, а это требует изменения существующего порядка вещей. Но  если все должно стать лучше, все должно быть по-иному. Поиск «иного» в пределах проблемной модели, порождает еще одну, если не худшую, проблему. Помните? То,  что между  крайними точками – есть проблема, а не истина.

 Благо, на «рынке идей» имеются другие предложения, просто на них надо обратить внимание. Процессы, идущие в современном мире, связанные со  стремительным возвращением исламских ценностей в сознание мусульман  ведут к значительному повышению исламского фактора в жизни планеты. Мусульмане решительно заявляют о необходимости возвращения Исламу, религии истины, статуса центрального элемента человеческой жизни….

Да, многие дела считались невозможными, пока они не были осуществлены. Но мы живем в эпоху глобальных трансформаций, и то, что казалось невозможным вчера, сегодня уже обыденное явление.

А.Селяметов

aselaymetov@gmail.com

Абду-Селям Селяметов

(без темы)

Экстремизм, не экстремизм…

     30.11.11

Об экстремизме говорят много, будут говорить еще, наверное, неоднократно. Но ясности этому термину это ничуть не прибавляет. Странное дело. Любит у нас народ навешивать ярлыки, используя  при этом слова, значение которых, мягко говоря, далеко не однозначное. А теперь вот этим «промыслом» можно будет заниматься «законно», если будет принят закон Украины об экстремизме… «дождались». Ничего нового авторы законопроекта не предлагают – практически слепок с российского аналога, кстати,  действующего уже около 10-ти лет. Именно этот факт позволяет предположить наличие элемента злонамеренности в «творчестве» разработчиков, поскольку за это время антиэкстремистский закон в достаточной мере проявил свою несостоятельность. Но об этом чуть ниже.

Для начала отметим, что до сих пор в мире не существует однозначного и общепризнанного определения понятия экстремизма, что уже само по себе является основанием для манипуляций общественным мнением и не оправданного правоприменения. Поэтому желание перейти от теоретизирования, в виду его тщетности, к непосредственной борьбе с этим явлением, представляется очень сомнительным, в смысле справедливости.

Анализ определений понятия «экстремизм», предлагаемых  учеными, а также отдельными государственными или международными структурами, указывает на определенные расхождения в мнениях по поводу этого понятия и его содержания. Экспертное сообщество признает проблему определения понятия, но это не помешало процессу создания целостной системы противодействия «экстремизму»

Обобщая всевозможные варианты определений можно выделить несколько противоречий, пожалуй, основным из которых является обозначение видов деятельности, людей и групп как «экстремистских» по  причине того, что они «далеки от обычных общепринятых». В этом и заложена основная суть проблемы, поскольку определение того, что следует считать «обычным» или «общепринятым» – это всегда субъективный и политический вопрос.

 Что касается субъективной стороны вопроса, то она не связана с установлением или определением истинного экстремизма, потому как истинного экстремизма не существует. Это решение о том, какие действия мы будем считать недопустимыми, т.е. будем запрещать под угрозой наказания, а какие из способов поведения  будем считать допустимыми. Одни «экстремистские» действия некоторыми людьми рассматриваются как справедливые и добродетельные, а другие «экстремистские» действия – как несправедливые и аморальные. Это зависит исключительно от ценностей, политических убеждений, нравственных ограничений оценивающего.

Политический аспект в определении «общепринятого» характеризуется изменчивостью и зависит от современного политического и идеологического контекста, курса страны и легитимности руководства. Учитывая, что законодательство вписывается в рамки государственной политики страны, то, власть будет всегда использовать юридические механизмы для защиты  своего статус-кво  и объявления действий, например, оппозиции критикующей руководство страны экстремистскими, до тех пор пока она власть. Затем они могут поменяться ролями, и «экстремистами» уже могут стать «бывшие»

Возвращаясь к ситуации с «экстремизмом» в России, то по данным правозащитного центра «Сова» произошла «окончательная утрата общественного доверия к антиэкстремистскому законодательству как результат того, что мы называем неправомерным антиэкстремизмом . Отношение к этому закону и правоприменительной практике как к репрессивным сложилось окончательно. …..Редкий человек, высказывающийся на тему экстремизма, не подчеркнет, что это понятие у нас «резиновое» и что экстремистом можно теперь назвать практически любого».

Для того, чтобы у читателей сложилось более-менее полное представление о последствиях принятия и применения закона об экстремизме, ниже представлены выдержки из докладов, высказывания политиков, общественных деятелей, без комментариев.

Центр «Сова»:

«…Дошло до того, что даже российский МИД перед лицом Еврокомиссии согласился с тем, что определение экстремизма в России «слишком широко». В мире тоже растет понимание того, что неправомерный антиэкстремизм — одна из главных проблем сегодняшней России.… что государство дискредитировало антиэкстремистский закон.

… В целом, неправомерное применение антиэкстремистского законодательства следует двум тенденциям (хотя бывают и пограничные случаи). Во-первых, оно используется для борьбы с конкретными «врагами»: религиозными организациями и их последователями, политическими партиями и отдельными политиками, общественными организациями и активистами, СМИ и отдельными журналистами. Во-вторых, в стремлении улучшить свою отчетность в провозглашенной «войне с экстремизмом» разного рода ответственные ведомства занимаются тем, что в просторечии называется очковтирательством; они, образно говоря, ищут экстремизм «под фонарем». К жертвам второй тенденции относятся библиотеки, школы, интернет-провайдеры, случайные комментаторы на форумах, издатели.

… Обе тенденции тесно связаны с низким качеством самого законодательства. Все более и более заметно это проявляется в использовании понятия «вражды к социальной группе» для защиты таких групп, как представители власти и правоохранительные органы, а также в гонениях на религиозные группы исключительно за утверждение истинности их веры.

… Стоит отметить, что сама легкость процесса признания материалов экстремистскими делает этот инструмент крайне привлекательным для раздувания статистики и имитационной борьбы с экстремизмом

… Комитеты по законодательству и по делам общественных объединений и религиозных организаций нашли законопроект избыточным и полным противоречий. …Однако уже имеющихся законодательных инструментов вполне достаточно для противодействия…»

 Владимир Рыжков. Депутат ГД

«…Это слишком расширенное толкование, что такое экстремизм вообще, что позволяет, в принципе, любому следователю любого критика власти, любого активного политика или любого общественного деятеля обвинить, объявить экстремистом. … знаете, сколько у нас определений экстремизма в этом законе? Я не поленился, подсчитал, 13. …и все разные.…Закон, на самом деле, открыл дорогу для произвола

… И только за подозрения в мотиве или в намерении экстремистской деятельности могут прослушивать, в принципе, любого, понимаете? Т.е. это прямое нарушение конституции, потому что конституция четко говорит – неприкосновенность частной жизни, частной личной информации, переписки почтовой, телефонных переговоров…. Теперь это табу снято этим законом

..Вы правильно, говорили о том, что это другая страна. Это, действительно, другая страна, потому что идет демонтаж основных наших конституционных прав…. Оппозиционная деятельность ставится под сомнение, потому что обвинить любого критика власти сейчас в экстремизме, просто можно сделать элементарно.

…Сегодня не только я один выступал, сегодня выступал Виктор Иванович Илюхин, очень известный юрист, депутат, выступали другие депутаты, все говорят – нельзя такой закон принимать, что мы делаем.

Закон был принят сегодня исключительно голосами «Единой России».... Так что вся политическая ответственность за этот закон лежит на «ЕР», граждане должны это знать, и конечно, на президенте страны, потому что он потребовал принять этот закон в этом послании недавнем. Вы же помните, он в послании сказал – мы должны ужесточить ответственность за экстремистскую деятельность. И «ЕР», принимая этот закон, прямо говорила, что мы выполняем поручение президента.

 …И именно для того, чтобы бороться с политическими оппонентами, а не с реальными экстремистами, понадобилась эта расширительная трактовка и расширение статей уголовного кодекса

И в условиях, когда любой противник власти может быть объявлен экстремистом, у нас уже начали появляться политические. Т.е. у нас, по моим оценкам, уже сейчас порядка 30 политзаключенных есть, сейчас в нынешней России. Но этот закон открывает дорогу к более широким репрессиям. …Т.е. постепенно будет создаваться целая такая, знаете, система борьбы с так называемыми экстремистами.»

 Замруководителя фракции "Справедливая Россия" в Госдуме, зампред думского Комитета по безопасности Геннадий Гудков:

«…Критика власти очень часто судами признаётся экстремистской деятельностью. …. Если мы пойдём этим путём, тогда надо полстраны пересажать, потому что критика власти в Интернете нарастает».

Аналитик движения "За права человека" Евгений Ихлов считает, что жертвой этой нормы могут стать независимые СМИ:

«…Призывы к экстремистской деятельности в Интернете, как и в обычных СМИ, будут караться сроком до пяти лет лишения свободы».

Руководитель правозащитной ассоциации "Агора" Павел Чиков считает: «Поправки от МВД открывают возможность для давления на Интернет и предполагают широкое поле для злоупотреблений. В последнее время участились случаи уголовного преследования людей, которые высказывали свои суждения по тому или иному поводу в сети».

По словам адвоката Дмитрия Аграновского, «под экстремизмом у нас понимается любое инакомыслие».

Член Совета Совета по развитию гражданского общества и правам человека, Валентин Гефтер:

«…Что большего всего нас сейчас волнует, - это то, что мы называем неправомерным антиэкстремизмом, который все чаще приводит к неоправданному ограничению, а иногда к прямому нарушению прав граждан и их ассоциаций.
… В связи с этим мы Вам предлагаем сейчас существенные поправки в федеральный закон о противодействии экстремистской деятельности, связанную с ним статью УК и другие нормативные акты…. Нам кажется, что нужно  начать в этом смысле (в смысле модернизации антиэкстремистского законодательства) в первую очередь с правовой дефиниции ( процедура придания строго фиксированного смысла терминам языка – прим. авт.) экстремизма. В настоящее время она чрезмерно широка, расплывчата и, главное, далеко выходит за рамки привязки экстремизма к насилию…Все это порождает массу злоупотреблений, что, с нашей точки зрения, дискредитирует противодействие экстремизму в глазах общества. И главное, такая постановка задачи не дает правоохранителям сконцентрировать свои усилия на действительно наиболее опасных деяниях

…Мы прилагаем эти документы с тем чтобы началась подробная и внимательная работа с самого начала. Без этого мы будем получать только еще большую нестабильность, еще больше резонансных дел».

Хотят ли граждане Украины жить в такой же стране?

А.Селяметов
aselaymetov@gmail.com

Абду-Селям Селяметов

(без темы)

А. Селяметов: Дурной пример не заразителен

12.11.2011

А.Селяметов
aselaymetov@gmail.com

 
Дискуссии вокруг краха политики интеграции мусульманского меньшинства, которую власти европейских стран пытались проводить на протяжении десятилетий, по-прежнему остается актуальной. Рассматривая эту проблему в контексте евроустремлений Украины, можно с уверенностью утверждать: такой «европейский опыт» вряд ли нам пригодится, в противном случае, слепое копирование всего «европейского» неминуемо приведет к внутриполитическим сложностям в государстве. В связи с этим особенно остро встает вопрос о необходимости поиска и утверждения собственного курса в отношении мусульман Украины.
 

Причина тупика, в котором оказалась Европа, заключается, прежде всего, в неправильном подходе к вопросу интеграции, требующей от исламского меньшинства отказаться от своей религиозной идентичности. Более того, из уст общественных деятелей, и даже глав государств, звучат совершенно неприемлемые вещи, называющие Ислам «опаснейшей религией», а Коран «сумасшедшей книгой».

 Подобная недальновидная политика в результате привела к обострению социальных и этнополитических отношений между коренным населением европейских государств и иммигрантами, и как следствие росту ксенофобии. Последнее является следствием укоренившегося в сознании европейцев мнения о том, что Ислам как религия мешает интеграции мусульман, и они не желают от него отказываться.

Кроме всего прочего, подобно эффекту «домино», возникла еще одна проблема - это настораживающе быстрый рост популярности ультраправых и националистических сил, сделавших в ходе своих предвыборных кампаний ставку на исламофобию. Используя раздражение своих сограждан в отношении иммигрантов и различных этнических и религиозных меньшинств и эксплуатируя страхи своих сограждан в отношении тотальной исламизации, представителям этих движений существенно удалось увеличить количество своих будущих избирателей.

С сожалением приходится констатировать: худшие опасения на предмет проявления вышеперечисленных «европейских тенденций» в украинском обществе подтверждается. Например, прокатившаяся недавно волна митингов в Хмельницком, Луганске и Белой Церкви против построения мечетей и многое другое. Так же мы не раз становились свидетелями использования антиисламской риторики в предвыборный период, а для «пущего страха» поимки «террористов» с внушительным арсеналом оружия. Нагнетание ненависти, создание атмосферы страха - это средства, которые сегодня активно используются недобросовестными политиками в их стремлении увеличить свой авторитет и поддержку среди различных категорий населения. Но заложниками этих «технологий» остаются простые люди.

Надеемся, что конструктивно настроенные слои украинского общества разделяют нашу обеспокоенность и позитивно воспринимают необходимость наметить шаги к взаимопониманию и сформулировать принципы взаимоотношений учитывающих права мусульман… чтобы не попасть в те же, «европейские» сети.
 


Абду-Селям Селяметов

(без темы)

      «Вечная невеста» 2.0

                28.10.2011



Отношения Украины с Евросоюзом в вопросе евроинтеграции приближаются к своей решительной фазе. Подписание соглашения об ассоциации, ключевым элементом которого станет зона свободной торговли (ЗСТ), намечено на декабрь 2011 года. Ответственные лица Украины неустанно твердят о пользе для страны и ее граждан реализации данного соглашения. Однако существуют иные аспекты этого вопроса, ставящие под сомнение осуществимость и целесообразность евроустремлений Украины.


В экономическом смысле все это выглядит, конечно же, привлекательным: зона свободной торговли открывает большие перспективы освоения европейских рынков, облегчение визового режима предполагает более свободное передвижение по территории ЕС, что позволит украинцам попасть на рынки труда Европы и пополнить казну страны примерно на 8 млрд $. В свою очередь и Европа не скрывает своих интересов в Украине, рассматривая ее как важный рынок, и это ни для кого не секрет. Поэтому, как говорят, «бизнес, и ничего лишнего». Еще более откровенно высказался по этому поводу руководитель представительства немецкого Фонда К. Аденауэра в Украине Нико Ланге: «И я не понимаю негативных оценок, которые иногда звучат в Украине – мол, они в нас видят только рынок. А что вы хотите, чтобы ЕС в вас видел? Дружбу, любовь?! Рынок – это же хорошо! Это реальный интерес! На этом можно многое строить, многое развивать».

Ясно так же то, что, равно как и любой бизнесмен при сделке, ЕС желает иметь дело с прогнозируемым партнером. Поэтому вся риторика о необходимости поддерживать определенные стандарты в области демократии и невозможности интегрироваться в ЕС, без соблюдения действующих внутри него стандартов, на поверку оказывается банальным стремлением минимизировать возможные риски.

Другими словами «у нас» все должно быть как «у них», только в этом случае Европа «осчастливит» Украину принятием в свою семью, положение дел в которой, по определению, не должно вызывать никаких нареканий. Но события последнего времени заставляют сделать прямо противоположные выводы.

К примеру, нынешнее отношение европейцев к мигрантам наглядно демонстрирует качественные изменения их взглядов на демократические свободы. Решением демографической проблемы, кстати сказать, порожденной европейскими правилами жизни, было предоставление гражданам «третьего мира» возможности мигрировать в Европу, «обитель свободомыслия» и всего такого… В действительности же оказалось, что европейцы, так много разглагольствующие о «правах и свободах», продемонстрировали свою неспособность адекватно воспринимать людей с другими ценностями. Такие явления как национализм, исламофобия, запрет на ношение мусульманской одежды и т.д. свидетельство того, что западная мысль сама себя изживает, отказываясь от своих основополагающих принципов.

Такая же, далеко не оптимистичная картина и в других сферах жизни европейцев. Поэтому, будучи скорее «пациентом», чем «специалистом», Евросоюз не может и не должен во всем быть ориентиром для Украины.

Другой, более реальный, судя по последним событиям, сценарий не предполагает, во всяком случае, в ближайшей перспективе, вхождения Украины в ЕС, поскольку формат будущего соглашения об ассоциации не предоставляет перспективы членства в Европейском союзе. Например, подобного рода договора заключены с такими странами как Марокко, Тунис, Алжир, Египет, Иордания, Израиль. Понятно, что они никогда не станут членами ЕС.

Так же камнем преткновения в вопросе евроинтеграции стал суд над Ю.Тимошенко. Не смотря на многочисленные месседжи украинской власти от европейских политиков о том, что неблагоприятный исход процесса серьезно усложнит реализацию евроустремлений, 11 октября суд все же приговорил Юлию Тимошенко к 7 годам тюремного заключения за превышение служебных полномочий при подписании газовых договоренностей с Россией в начале 2009 года. Реакция со стороны ЕС была предсказуемо жесткой. Были даже высказаны мнения о нежелании видеть Украину в Европе, но о полном замораживании переговоров речь пока не идет. Возможно, Евросоюз готовит для Украины роль «вечной невесты» 2.0, наподобие Турции.

Помимо коммерческих причин, у ЕС есть геополитический интерес держать Украину «при себе» – подальше от российских вожделений. Кстати, вполне возможно, что вектор на Россию может стать внешнеполитическим приоритетом Украины. Даже складывается впечатление, что власти Украины намеренно ввязались в этот заведомо провальный проект евроинтеграции, чтобы использовать отказ как повод для разворота в сторону России.

С кем быть? К кому пойти? Куда податься? Это вопросы, возникающие у руководства страны, удел которой быть всегда зависимой. У Украины есть достаточный потенциал и ресурсы, правильное использование которых исключит необходимость поиска ответов на эти вопросы …ну, во всяком случае, в обозримом будущем.
 
А. Селяметов
газета "Возрождение"


Абду-Селям Селяметов

(без темы)

18.05.2011

А.Селяметов

aselaymetov@gmail.com

Возрождение народа - только в идейном богатстве!

В истории человечества существует масса примеров того, как в результате политических, военных, и экономических потрясений, народы все же находили механизмы выхода из состояния потерянности, и, не жалуясь на судьбу, вновь возрождались. Поэтому, уже, наверное, настало время перестать безутешно лить слезы, и рассмотреть, безусловно, трагическую дату депортации, как серьезный повод для размышлений о нашем текущем положении. Пора уже определить курс и перспективы возрождения нашего народа. А это обуславливает поиск новых идей и решений, выработку новых подходов и инициатив.

Существуют различные взгляды на суть и процесс возрождения. Стало быть, важным представляется определение общего знаменателя в этом вопросе для того, чтобы общими усилиями достигнуть максимально эффективных результатов.

Термин возрождение имеет много значений, в основном подразумевающих восстановление, возобновление чего-либо утраченного. Но более обобщающее определение, как: значительный взлёт, подъем идейного самосознания, раскрывает нам ту область, т.е. идейную, на которой и следует сосредоточить все свои усилия. И это совершенно очевидно, т.к. признаком и причиной самобытности какого-либо народа является общепризнанная система идейных ценностей определяющих общность интересов и особенный образ жизни, различные области которой, например такие как, язык, культурные традиции, искусство несут на себе печать доминирующих в общественном сознании мыслей, взглядов и понятий.

Понимание этого обстоятельства поможет нам оптимизировать процесс возрождения и обратить пристальное внимание на всю историческую перспективу, не вычленяя из нашей многовековой и богатой истории отдельные периоды и оставляя без должного внимания другие.

А историческая и объективная правда такова, что мы имеем дело, пожалуй, с беспрецедентным случаем образования целого народа на основе идейных ценностей религии – Ислам, консолидирующая сила которого объединила множество разрозненных племен в один – крымскотатарский народ. Вне всяких сомнений то, что именно благодаря полному и всестороннему претворению принципов Ислама, как источника взглядов и понятий, норм и законов, критериев добра и зла, крымские татары, как часть исламской уммы, стали отличительным мусульманским народом, достигнув высот во всех сферах жизни.

Совершенно очевидно, что игнорирование этих неоспоримых фактов при определении параметров возрождения, делает этот процесс неполноценным. Поэтому, единственно верным представляется, что для нас приоритетный вопрос сводится к возвращению в жизнь утраченных идейных ценностей Ислама, как гаранта сохранения нашей самобытности.

Более чем двухвековая оторванность от своих идейных корней не прошла бесследно. Идейные ценности Ислама утратили для крымских татар свой социальный смысл, и перестали оказывать универсальное влияние на общественную жизнь. Оказавшись под воздействием инокультурной среды, и доминирующих в ней чуждых для нас, как мусульман, взглядов и понятий, мы начали стремительно терять свою идентичность и подвергаться губительным процессам ассимиляции.

Выход из этого видится в выработке подхода к вопросу возрождения, способствующего формированию в среде крымских татар общественного мнения о ценности соблюдения предписаний Ислама, и необходимости понимания особенности нашей религии как системы ценностной ориентации человека и общества, как фактор регулирования всех видов взаимоотношений; внутрисемейных, межличностных и иных видов социальных связей и отношений.

Изменение, а вернее возвращение к жизни роли и функции Ислама – является гарантом сохранения и возрождения нашего народа. Идейное богатство Ислама не связанно с категорией времени, т.е. оно не устаревает и не имеет срока давности. Поэтому практически реализованные исламские принципы по-прежнему, и во все времена способны консолидировать общество, обеспечить устойчивое развитие, т.е. в целом оказать позитивное воздействие на общественную жизнь.

Представители нынешней молодой генерации мусульман, опираясь на учение Ислама и обладая великим наследием, убеждены в необходимости всестороннего подхода к выработке стратегии возрождения, и исходят из того, что необходимо искать решения, которые бы наиболее полно учитывали стратегические интересы.

Суть данного подхода заключается в комплексном рассмотрении вопроса возрождения, в рамках которого предлагается определиться с идейными принципами, которые затем и будут определять основные, собственные параметры процесса и выбор наиболее эффективного арсенала средств для решения текущих задач, таких как проблемы языка, материальной сферы, традиционного искусства и т.д. Поэтому, в действительности речь идет не о новаторстве, а о возрождении и развитии - на основе нашего, исламского идейного богатства.

10 фев, 2011

Абду-Селям Селяметов

Разрушить, чтобы созидать!

Человек может допустить ошибку. Признание ее облагораживает его. Но дважды облагораживает, если человек исправит ошибку.

Говорят, величие личности определяется величием поставленной цели. Точно подмечено. Однако есть чем дополнить эту мысль. Пожалуй, и средства, используемые для достижения той самой, великой цели, также играют далеко не последнюю роль.

А вспомнилось это выражение в связи с прочтением программы «ИСЛАХ», Духовного управления мусульман Крыма по противодействию влиянию религиозных сект. Хочется крепко пожать руку всем сотрудникам муфтията, которые в столь не легкие, смутные времена взвалили на себя это тяжелое бремя – стоять на страже интересов мусульман Крыма. Поистине, это великая миссия, которая, к сожалению, умаляется на фоне не вполне адекватных способов ее исполнения, и что самое важное – не правомерных с точки зрения Шариата.

Где как не в муфтияте должны понимать и претворять принципы братских взаимоотношений, требуемых Исламом? По сути программа, казалось бы, претендующая на эффективное средство решение проблемы, еще больше осложняет и без того не здоровую обстановку в среде мусульман Крыма. С какой, извините, стороны может решиться проблема разобщенности мусульман, если по отношению к своим братьям по вере применяются такие оскорбительные эпитеты как «спекулянты», «аферисты», «сектанты», на которых к тому же еще предлагается строчить доносы!? А недвусмысленный упрек в бездействии государственных структур и отсутствии с их стороны «реальных шагов в сторону прекращения деятельности сект в Украине и Крыму» является, по сути, призывом к началу репрессий. Как авторы данной программы, в случае если, не дай Аллах, этот призыв будет услышан, собираются смотреть в глаза близким, друзьям и соседям этих искренних ребят? Разве такие взаимоотношения заповедовал мусульманам наш благородный Пророк (с.а.с.) сказав: «Мусульманин мусульманину – брат. Он не притесняет его, не оставит без помощи и не позволит, чтобы он оказался в трудном положении» (Муслим).

Если сравнивать текущую ситуацию с этим абсолютным показателем, то, конечно же, есть над чем задуматься, а задуматься мы должны вместе. И даже в пылу самого жаркого спора надо думать о примирении, ведь нам суждено жить вместе, бок о бок. Поэтому нам необходимо сообща выработать алгоритм конструктивных взаимоотношений, предполагающих наличие различных, допустимых в рамках Ислама, точек зрения. А муфтият по определению, должен быть не местом где рождаются сомнительные документы, а площадкой для примирения и диалога. Сегодня это самое нужное нам всем дело, поскольку несогласие чаще всего возникает там, где не выслушивают.

Просим Всевышнего Аллаха, чтобы мы были услышаны в муфтияте, и у них появилось искреннее желание, ради Аллаха, разрушить существующие между мусульманами барьеры для осуществления подлинно созидательной деятельности.

А.Селяметов
Февраль 2011

9 фев, 2011

Абду-Селям Селяметов

Выбор за нами

Сегодня, как и в прошлом, мир является ареной, не стихающей борьбы за господство с той лишь разницей, что одни игроки, прикрываясь высокими целями, порабощают человечество, а другие, имея гораздо меньше возможностей, всеми силами противостоят этому злу, усердствуя в деле установления господства подлинно высоких ценностей и идеалов.

Однако, представляется важным понимание того, что амбициями на реальное мировое лидерство могут обладать лишь те народы, которые являются носителями идеологии – как мирового послания направленного ко всему человечеству.

После крушения Советского Союза, как форпоста мировой коммунистической идеологии, США становятся единственной глобальной мировой державой. В условиях отсутствия соперника и полной свободы в деятельности по установлению нового «мирового порядка», открывались, казалось бы, радужные перспективы для гегемона. Но одно обстоятельство сильно смущало архитекторов «мирового порядка». Суть этого обстоятельства недвусмысленно выразил в своей книге «Великая шахматная доска» (1997г.) бывший госсекретарь США Збигнев Бжезинский, сказав: «Вопрос о том, каким образом имеющая глобальные интересы Америка сможет предотвратить появление на международной арене доминирующей и антагонистической евразийской державы, бросающей вызов Америке, остается центральным в плане способности Америки осуществлять свое мировое господство».

Что же это за будущая супердержава бросающая вызов Америке? Китай, а может быть Россия? Впрочем, не стоит гадать, достаточно привести ряд высказываний глав ведущих государств.

Могут возникнуть следующие вопросы: «Как Ислам, не реализованный практически в форме государства, в настоящее время может соперничать с такой мощной державой как США»? «Каким образом мусульмане, совершающие свои обряды поклонения, препятствуют интересам Америки»? И множество других подобных вопросов, ответы на которые можно свести к следующему: в отличие, к сожалению, от некоторых мусульман, идеологи Запада хорошо осознают потенциальную мощь Ислама, а именно то, что наряду с обрядами поклонения Ислам содержит в себе весь спектр политико-правовых и социально-экономических систем пригодных для полноценного функционирования в формате государства в любое время! Другими словами, Ислам обладает всеми атрибутами мировой идеологии и является мировым посланием, обращенным ко всему человечеству! Всевышний Аллах сказал:

وَيَوْمَ نَبْعَثُ فِي كُلِّ أُمَّةٍ شَهِيدًا عَلَيْهِمْ مِنْ أَنْفُسِهِمْ وَجِئْنَا بِكَ شَهِيدًا عَلَى هَؤُلاءِ وَنَزَّلْنَا عَلَيْكَ الْكِتَابَ تِبْيَانًا لِكُلِّ شَيْءٍ وَهُدًى وَرَحْمَةً وَبُشْرَى لِلْمُسْلِمِينَ (٨٩


"В тот день Мы выставим против каждой общины свидетеля из их числа, а тебя выставим свидетелем против этих. Мы ниспослали тебе Писание для разъяснения всякой вещи, как руководство к прямому пути, милость и благую весть для мусульман." (16:89)

Именно это обстоятельство и не способность противостоять Исламу на интеллектуальном поприще побудило Америку развязать войну против Ислама под лживым предлогом борьбы с «терроризмом». Наряду с оккупацией мусульманских стран и физическим уничтожением мусульман Америка и ее союзники ведут беспрецедентную кампанию по дискредитации Ислама.

Информационная машина день и ночь навязывает обществу искаженный образ Ислама как «отсталой», «реакционной» религии, не способной решать проблемы человека.

Но, пожалуй, главным объектом информационной атаки является мусульманская Умма. Основная цель этой атаки заключается в стремлении навязать мусульманам капиталистическую доктрину отделения религии от жизни (секуляризм), или другими словами адаптировать Ислам к их доктрине, не допускающей применение божественных законов в общественной жизни, ограничивая религию лишь сферой взаимоотношений с Богом. Если представители других конфессий считают это дело допустимым, то для человека провозгласившего себя мусульманином, то есть буквально покорным Богу, совершенно не приемлемым считается положение, при котором он выполняет одни предписания и оставляет другие. Всевышний Аллах говорит:

ثُمَّ أَنْتُمْ هَؤُلاءِ تَقْتُلُونَ أَنْفُسَكُمْ وَتُخْرِجُونَ فَرِيقًا مِنْكُمْ مِنْ دِيَارِهِمْ تَظَاهَرُونَ عَلَيْهِمْ بِالإثْمِ وَالْعُدْوَانِ وَإِنْ يَأْتُوكُمْ أُسَارَى تُفَادُوهُمْ وَهُوَ مُحَرَّمٌ عَلَيْكُمْ إِخْرَاجُهُمْ أَفَتُؤْمِنُونَ بِبَعْضِ الْكِتَابِ وَتَكْفُرُونَ بِبَعْضٍ فَمَا جَزَاءُ مَنْ يَفْعَلُ ذَلِكَ مِنْكُمْ إِلا خِزْيٌ فِي الْحَيَاةِ الدُّنْيَا وَيَوْمَ الْقِيَامَةِ يُرَدُّونَ إِلَى أَشَدِّ الْعَذَابِ وَمَا اللَّهُ بِغَافِلٍ عَمَّا تَعْمَلُونَ (٨٥


"Но впоследствии именно вы стали убивать друг друга и изгонять некоторых из вас из жилищ, помогая одним против других в грехе и несправедливости. А если они приходят к вам пленными, то вы выкупаете их. А ведь вам было запрещено изгонять их. Неужели вы станете веровать в одну часть Писания и отвергать другую часть? Воздаянием тому, кто совершает подобное, будет позор в мирской жизни, а в День воскресения они будут подвергнуты еще более ужасным мучениям. Аллах не находится в неведении о том, что вы совершаете." (2:85)

Более того, выведение за пределы жизни законы Того, Кто создал эту жизнь противоречит смыслу и сути Ислама, утверждающего нужду человека в законах от Создателя для решения всех своих жизненных проблем. Это вечный и неизменный принцип. Человек, правильно осмысливая свое место в этой вселенной, приходит к однозначному выводу о том, что все сущее создано Творцом небес и земли, и затем, как следствие, признает лишь одного Создателя источником для всех законов и систем. Таким образом, специфика исламской идентичности заключается в осознании того, что Ислам формирует особую точку зрения на жизнь, которая неминуемо обнаруживается в поведении человека. Являясь всеобъемлющей, исламская доктрина охватывает весь комплекс жизненных вопросов не оставляя какую-либо сферу жизни без решений.

Принимая доктрину секуляризма, да убережет нас от этого Аллах, мусульмане теряют свою идентичность, и из категории субъекта международных процессов, как носителя мирового послания, переходят в категорию объекта, зависимого от воли и желаний представителей господствующей ныне идеологии.

Поэтому крайне важно то, чтобы мусульмане вернулись к своим идейным корням и овладели правильным пониманием своей религии, как системы для человека, жизни и общества. И тогда, несомненно, с помощью Аллаха, они смогут достигнуть истинного возрождения и стать источником добродетели для других народов.


А.Селяметов
Февраль 2010
Абду-Селям Селяметов

Российская действительность

Проблемы со свободой слова в России, как впрочем, и с существованием других базовых принципов демократии, давно и хорошо известны. По сути, с приходом Путина закончилась демократическая эйфория 90-х, и началась хотя и новая, но до боли знакомая, авторитарная история России.

Замечу, что вышесказанное не стоит расценивать как позитивное описание демократии. Как и любой человеческий продукт, эта система власти столь же несовершенна, а посему ее реализация, даже в классическом виде не приведет к положительному разрешению проблем общества. Но это другая тема.

Однако вернемся к российской действительности, наблюдая за которой не сложно заметить массу признаков характеризующих нынешнюю российскую власть как авторитарную. Согласно демократическим критериям на это указывают: монополизация власти и политики, недопущение оппозиции и конкуренции, тотальный контроль над обществом и многое другое. В целом, это такая система власти, которая характерна для антидемократических политических режимов.

Возникает закономерный вопрос: «Каким образом властям, во всяком случае пока, удается сочетать демократическую риторику с несовместимым с демократией явлением – автократией, с ее пагубными последствиями?». Ответ: «Эта проблема решается старым проверенным способом: поиском и «демонизацией» врагов, а затем «героической борьбой» с ними с последующим их «разоблачением»».

Для придания легитимности этому плану власти РФ развернули масштабную кампанию по «борьбе с экстремизмом и терроризмом», с целью получения контроля над обществом и усиления полицейских функций государства. Учитывая возросшую роль в современном мире информационных технологий в политической жизни государства, с целью управления общественным мнением, был разработан план мероприятий по информационно-пропагандистскому обоснованию «противодействия экстремизму и терроризму». По сути, этот комплекс мер призван оправдать в глазах общественности чинимый со стороны государства беспредел.

А вот как звучит официальное изложение полномочий государственных органов для «законного» ущемления гражданских прав и свобод в Концепции противодействия терроризму от 5 октября 2009 г.: «Практика показывает, что только легитимное, т.е. рассматриваемое как законное, оправданное в глазах общества применение силы, может быть эффективным в борьбе с терроризмом. /.../ Поэтому властям необходимо убедительно доказывать обоснованность применения силы и правовых норм против террористов и пропагандистов экстремизма». И доказывают... Но совсем не убедительно. Вся «обоснованность» сводится к созданию чувства страха у людей, и направлена на формирование такого состояния общества, которое дает возможность манипулировать сознанием людей, и блокировать их «ненужное» поведение.

Вот как эту реальность комментирует профессор Георгий Почепцов, автор книги «Информационные войны. Основы военно-коммуникативных исследований»:

– Происходит возврат к более примитивному (эмоциональному, в отличие от рационального – прим.авт.) типу поведения. И этим пользуются политтехнологи. /.../ Это приводит к тому, что "полицейская" демократия с ограничением свобод уже не так негативно воспринимается обществом. Люди сами готовы ограничить свои права ради одного права – на жизнь.

Таким образом, в общественном сознании формируется «понимание» необходимости бескомпромиссной борьбы с указанными государством угрозами безопасности обществу (читай: угрозами политическому авторитарному режиму России).

Кто является мишенью для этой «борьбы» догадаться, думаю, не сложно. В совместном распоряжении Генпрокуратуры, ФСБ и МВД от 16 декабря 2008г. среди «неблагонадежных элементов», с которыми необходимо «бороться», первым упоминается «экстремизм под прикрытием Ислама».

В общественном сознании уже давно и прочно понятия «экстремизм» и «терроризм» связываются, прежде всего, с Исламом. Общество, к сожалению, принимает такую формулировку как аксиому, поскольку власти, используя весь арсенал информационного воздействия, выработали определенное, заданное отношение к этому явлению.

Усилению подобных настроений, и не в последнюю очередь, способствует использование, в качестве одной из мер информационного сопровождения антиэкстремистской кампании, различных «авторитетных» мусульманских деятелей. Например, недавнее выступление Р. Гайнутдина, главы совета муфтиев России, в связи с взрывом на рынке Владикавказа, ярко иллюстрирует прочный альянс властей и духовенства. На момент встречи с премьером Путиным, состоявшейся буквально через несколько часов после взрыва, еще никто из официальный лиц не высказал даже и предположения, кто мог его совершить. Но Гайнутдин, не нуждаясь в оперативных наработках, сразу же усмотрел «мусульманский след» и вынес свой вердикт:

«Уверяю Вас, мы все – мусульманское духовенство, рядовые верующие, за то, чтобы Россия была едина, целостна, сильна и уважаема в мире. Мы в дальнейшем будем очень серьезно вести борьбу с религиозными экстремистами, с террористами», – сказал муфтий.

Это только один пример управления общественным мнением путем формирования новостей, которые и задавали «нужное» восприятие ситуации. А это в свою очередь создает необходимый фон для преследования каждого, чья точка зрения не совпадает с мнением власти.

Руководство РФ «денно и нощно» пытается убедить своих граждан в том, что «экстремизм представляет угрозу конституционному строю и национальной безопасности России и намного опаснее, чем организованная преступность», но... не получается. По статистике оргпреступные сообщества совершают примерно в сто (!) раз больше преступлений, чем «экстремисты». Правовая база антиэкстремистской кампании также вызывает серьезные вопросы. Например, Владимир Овчинский, бывший начальник российского бюро Интерпола, генерал-майор милиции в отставке, отметил, что ««Закон о противодействии экстремизму», в котором экстремизм начинается с насильственного изменения строя, а заканчивается критикой руководителей это – правовая шизофрения». По его мнению, статьи этого закона «размыли границу между опасными преступниками и людьми, которые просто высказывают свои взгляды, пусть даже самые радикальные». Это далеко не полный перечень аргументов, но вполне достаточный чтобы утверждать, что экстремизм – угроза надуманная.

Власти России оказались заложниками ситуации, которую сами же и создали. Действуя в русле авторитарной практики, они вкладывают огромные средства и силы в борьбу с инакомыслием, делая при этом явные перегибы, а это неизбежно приведет к потере поддержки со стороны общества. И что самое главное, они ввязались в бесперспективную и заведомо проигрышную борьбу с Исламом.

Пробуждение российских мусульман, усиление преданности и любви к своей религии – процесс уже необратимый, и с этим невозможно бороться! Более того, это только часть мировой тенденции, с каждым днем все больше набирающей обороты. Будет ли Россия и дальше игнорировать этот факт, или все же пересмотрит свое отношение к исламскому вопросу? Время покажет.

А. Селяметов
Октябрь 2010

8 фев, 2011

Абду-Селям Селяметов

«Наше будущее и будущее наших детей…»

«Будучи детьми Авраама, мусульмане, христиане и евреи должны стремиться к созданию глобальной цивилизации, основанной на общих ценностях свободы, справедливости и человеческого достоинства», – беззастенчиво утверждает Зейно Баран, директор Центра Никсона по программам международной безопасности и энергетики, и фактически озвучивает послание всего западного мира ко всем инакомыслящим.

Другими словами, все как один должны, ну просто обязаны (иначе заклеймят всякого рода «­измами») с радостью броситься строить «свободную и счастливую жизнь» на основе общих, ну, разумеется, западных ценностях демократии и либерализма. Все, кто не с ними – против них!

Реальность показывает, что единственной силой, способной противостоять мессианской идее запада переустроить мир на свой манер, являются мусульмане, сохранившие и активно реанимирующие сегодня свои ценности и идеалы. Поэтому, западный мир, осознавая угрозу реализации своей миссии, продолжая осуществлять физическое вторжение на земли мусульман, сместил акценты в область борьбы идей, или борьбы за умы и сердца. Становится очевидным, что решающим фактором для увековечивания своих завоеваний – является борьба за умонастроения мусульман, которую он (Запад), по признанию своих же экспертов, сегодня проигрывает.

К сожалению «всеобщая либерализация» не прошла бесследно для многих мусульман, в том числе и для крымских татар. Приведенная ниже выдержка из интервью[1] наглядно иллюстрирует степень приверженности части крымскотатарской молодежи демократическим ценностям.

«Наше будущее и будущее наших детей зависит только от того, как мы будем двигаться вперед, внедряя и воплощая в жизнь те общепризнанные мировым сообществом ценности, которые уже в полной мере давно легли в основу менталитета и мышления многих прогрессивных ныне наций и стран. Нашему сравнительно молодому государству нужно пережить еще не одну «американскую депрессию» и «французскую революцию» для того чтобы понятие «демократия» понималось в буквальном и полном смысле этого слова…».

Действительно, важно понимать «демократию» в «буквальном и полном смысле этого слова», для чего необходим более основательный подход к осмыслению этого явления. А это в свою очередь требует от нас, мусульман, понимания того, как оно соотносится с нашей религией.

В отличие от демократии, где народ является как источником законов, систем и взглядов так и источником власти, т.е. полномочиями выбирать для себя правителя, в Исламе народ так же является источником власти, но законодательные полномочия принадлежат только Всевышнему Аллаху. Поэтому решение вопросов связанных с законами, системами, ценностями не может быть определено простым большинством голосов, так как эти вопросы требуют абсолютного знания, обладает которыми один лишь Создатель человека, жизни и Вселенной.

Итак, давайте попробуем понять, что это за «общепризнанные мировым сообществом ценности» и действительно ли от их «внедрения» зависит «наше будущее и будущее наших детей».

Ну, прежде всего, достаточно было бы сказать, что эти «ценности» происходят из доктрины отделения религии от жизни, где сам человек, ограниченный и подверженный противоречиям, устанавливает нормы и правила жизни, сам определяет критерии добра и зла… в общем, он взялся за то дело, которое ему не по силам. В результате мы наблюдаем несовершенную, изменчивую систему ценностей, в которой порок становится нормой. Поэтому, и это становится особенно заметным в последние годы, западное общество все чаще подает болезненные сигналы.

В результате вытеснения религии из публичной сферы в частную жизнь в общественном сознании и, как следствие, в образе жизни жителей в частности европейских стран, произошли явно непозитивные трансформации, вызвавшие серьезную озабоченность со стороны Ватикана. Озвученные Бенедиктом XVI в ведущих странах Европы мысли свидетельствуют о начале нового миссионерского этапа в деятельности католической церкви. Со слов понтифика, он также желал призвать европейские народы заботиться, наряду с удовлетворением материальных нужд, о следовании морально-социальным и духовно-религиозным категориям. Глава католиков говорил о риске забвения Бога, и напомнил всей Европе, что с ней будет, если она потеряет свои христианские корни и забудет о присутствии Всевышнего в нашей жизни.

Что это? Запоздалое раскаяние или очередной политический демарш Ватикана? Хотя действительно, есть с чего беспокоиться. На фоне морального разложения, мнимый экономический прогресс просто рассыпается в пыль. А тема отношения европейцев, и не только, к эмигрантам, в основе к мусульманам, знаменует собой провал оптимистической концепции «конца эпохи конфликтов и осуществления мечты о всеобщем мире». «Образование мультикультурного общества потерпело неудачу, абсолютную неудачу!» – словно подтверждая этот тезис, высказалась Ангела Меркель (канцлер Германии).

Во всей Европе растут националистические настроения в защиту европейских ценностей против Ислама и эмигрантов. Почти каждый второй европеец предвзято относятся к мусульманам только потому, что «их слишком (?!) много, и они не принимают европейских правил жизни… и еще не желают интегрироваться в новое общество и принимать его ценности и культуру – как основные».

Все, толерантность закончилась?! Теперь заявления о терпимости и демократических ценностях, предполагающих разнообразие мировоззрений и свободу совести, будут выглядеть сплошным лицемерием... Консервативные европейцы уже оплакивают судьбу своего светского континента.

А.Селяметов
Декабрь 2010 г.

1 - http://avdet.org/node/2602

Предыдущие 10